Победа Кубинской революции. Углубление революционных процессов в других странах Латинской Америки (с конца 50-х гг.).

Победа Кубинской революции. Углубление революционных процессов в других странах Латинской Америки (с конца 50-х гг.).
Антиимпериалистическое, демократическое и рабочее движение в странах Латинской Америки (1946—1976 гг.) (Размер иллюстрации 171 KB)

Антиимпериалистическое, демократическое и рабочее движение в странах Латинской Америки (1946—1976 гг.)

Победа Кубинской революции. Углубление революционных процессов в других странах Латинской Америки (с конца 50-х гг.).

Воздействие мировой социалистической системы на ход мирового общественного развития, полная и окончательная победа социализма, переход к строительству развитого социалистического общества в СССР, продолжавшийся распад колониальной системы империализма существенным образом изменили соотношение сил на мировой арене в пользу социализма. Создались благоприятные внешние предпосылки для дальнейшего развёртывания и углубления демократического антиимпериалистического революционного движения в странах Латинской Америки. В этих условиях в январе 1959 совершилась народная антиимпериалистическая революция на Кубе, переросшая затем в революцию социалистическую (см. Кубинская революция). К власти на Кубе пришли пролетариат и трудящееся крестьянство, была ликвидирована система латифундизма, проведена аграрная реформа, национализирована собственность американских компаний и местной крупной и средней буржуазии. Все основные средства производства перешли в руки народа. Революционная власть при поддержке народных масс и всесторонней помощи Советского Союза и других социалистических стран решительно пресекла попытки внутренней контрреволюции и империалистических кругов США, направленные на ликвидацию революционных завоеваний кубинского народа (см. Плая-Хирон). К весне 1961 на Кубе уже были созданы предпосылки для строительства социалистического общества. Разорвав цепь империалистического гнёта в Латинской Америке, Кубинская революция создала первое социалистическое государство в Западном полушарии, ознаменовала исторический поворот и открыла новый этап революционного движения в латиноамериканском регионе, в сильнейшей степени воздействовала на его антиимпериалистическую направленность. Кубинская революция показала несостоятельность геополитических концепций идеологов империализма, которые, прикрываясь теорией «географического детерминизма», утверждали бесперспективность освободительного движения в странах Латинской Америки. Победа Кубинской революции способствовала подъёму движения народов этого региона за укрепление национального суверенитета, завоевание экономической самостоятельности. Некоторые из стран, ещё находившихся под колониальным гнётом, обрели политическую независимость — Ямайка (1962), Тринидад и Тобаго (1962), Барбадос (1966), Гайана (1966). В других странах (Уругвай, Бразилия, Гватемала) значительные успехи были достигнуты в объединении демократических сил. В 1962 в Уругвае, где в авангарде прогрессивных сил шли коммунисты, был создан Левый фронт освобождения, объединивший коммунистическую партию и другие прогрессивные организации. Упорный характер носила борьба прогрессивных сил Бразилии, они сорвали планы реакции, вынудившей в 1961 уйти в отставку президента Ж. Куадроса, который начал проводить независимую внешнюю политику; организованные рабочим классом в Рио-де-Жанейро и Сан-Паулу всеобщие политические забастовки привели к власти Ж. Гуларта, выдвинувшего программу социальных преобразований. Стремясь закрепить свои успехи, антиимпериалистические силы Бразилии создали в октябре — ноябре 1961 Фронт национального освобождения, который выступил за проведение глубокой аграрной реформы, национализацию иностранных компаний, ограничение перевода прибылей за границу. В 1961 в Мексике было создано Движение за национальное освобождение, в Гватемале — Революционный патриотический фронт. В Латинской Америке ширилось движение солидарности с революционной Кубой. Усиливалось стремление к объединению антиимпериалистических сил в масштабе континента, активизировалось движение за мир. В марте 1961 в Мехико состоялась Латиноамериканская конференция за национальный суверенитет, экономическую независимость и мир — представительный форум антиимпериалистических сил. В январе 1962 в Гаване состоялась конференция народов Америки в поддержку Кубы, против посягательств на её свободу и суверенитет со стороны империалистов США. Она была созвана по инициативе видных общественных и политических деятелей латиноамериканских стран во главе с Л. Карденасом. В 1963 в бразильском г. Нитерой работал Латиноамериканский конгресс солидарности с Кубой. Всё большую роль в освободительном движении играли коммунистические партии, многие из которых, выйдя из подполья, реорганизовали свои ряды, усилили влияние среди трудящихся масс. Большой вклад в успех освободительного движения, как и прежде, внёс рабочий класс, который своими боевыми выступлениями не раз решал исход борьбы между реакционными и демократическими силами.

Во многих странах возникали новые профсоюзные объединения, ставившие своей целью объединение в национальном масштабе на классовой основе всех профсоюзов независимо от их участия в различных международных профорганизациях. Возникновение автономных профцентров, рост революционной активности рабочего класса создали предпосылки для укрепления пролетарского сотрудничества в масштабах всей Латинской Америки. Важной формой такого сотрудничества стали встречи рабочих отдельных и смежных профессий, в ходе которых обсуждались наряду с профессиональными вопросами проблемы экономического освобождения латиноамериканских стран. В августе 1960 на бразильском металлургическом комбинате «Волта-Редонда» проводилась 1-я Латиноамериканская конференция трудящихся металлургической, металлообрабатывающей и электротехнической промышленности с участием представителей Аргентины, Бразилии, Венесуэлы, Перу, Уругвая и Чили. В принятой конференцией резолюции говорилось о необходимости борьбы за развитие независимой национальной промышленности, за аграрную реформу, ограничение иностранных капиталовложений, расширение экономических отношений со всеми странами мира. Общелатиноамериканская профсоюзная конференция (сентябрь 1962, Сантьяго), собравшая представителей профсоюзов 20 стран, разработала программу борьбы за повышение заработной платы, улучшение трудового законодательства, за полную свободу забастовок трудящихся. Важное место в программе отводилось солидарности с Кубинской революцией, национализации собственности иностранных монополий, борьбе за радикальную аграрную реформу и другие социальные преобразования.

Конгресс представителей профсоюзов стран Латинской Америки (январь 1964, г. Бразилия) подвёл итоги работы по достижению единства трудящихся и принял решение создать постоянный секретариат (см. Постоянный конгресс профсоюзного единства трудящихся Латинской Америки). Под влиянием борьбы трудящихся масс происходили изменения в рядах континентальных профобъединений, действовавших вне рамок автономного профдвижения. Несмотря на противодействие антикоммунистически настроенных лидеров ОРИТ, её рядовые члены всё чаще выступали в классовых боях вместе с трудящимися из революционных профсоюзов. Отдельные национальные профсоюзы, члены ОРИТ, поддерживали контакты с ВФП, посылали своих делегатов в социалистические страны. Некоторые руководители ОРИТ начали осознавать необходимость пересмотра своей политики и отказа от явно антикоммунистических лозунгов. Христианские синдикалисты из Латиноамериканского профсоюзного центра трудящихся (основан 1954) стали переходить на антиимпериалистические позиции, выступая против сотрудничества руководителей ОРИТ с монополиями США. Эти процессы в профсоюзном движении развёртывались в условиях подъёма борьбы рабочего класса. Одной из основных её форм продолжало оставаться забастовочное движение, принявшее особенно широкий размах в начале 60-х гг., когда численность бастующих в латиноамериканских странах составила треть всех забастовщиков в капиталистическом мире (20—21 млн. человек).

В Аргентине подъём забастовочной борьбы был связан с антинациональной политикой правительства А. Фрондиси, которое, следуя рекомендациям Международного валютного фонда, приступило к денационализации ряда предприятий, замораживанию заработной платы, свёртыванию кредитов национальной промышленности. Одним из требований бастующих было сохранение национального суверенитета. Во всеобщей ноябрьской забастовке 1960 совместно выступали профсоюзы, во главе которых стояли представители различных политических течений. Произошёл сдвиг влево перонизма, что создало более благоприятные условия сотрудничества между коммунистами и трудящимися-перонистами.

В Чили весной 1960 трудящиеся выступили против правительственной политики замораживания заработной платы. В ноябре в связи с объявлением чрезвычайного положения в стране была проведена общенациональная всеобщая забастовка. В 1961 в революционном движении участвовало более 400 тыс. человек С конца 50-х гг. активизировалась борьба мексиканского рабочего класса. В течение 1958—59 бастовали нефтяники, электрики, учителя, телеграфисты. Самой массовой была забастовка железнодорожников, в которой участвовало более 100 тыс. человек

Забастовочное движение охватило и те страны, которые до конца 50-х гг. были сравнительно «тихим» участком классовых боёв. В декабре 1959 — январе 1960 в Коста-Рике бастовали рабочие банановых плантаций «Юнайтед фрут компани»; они требовали изменить коллективный договор в их пользу. В стране был создан Национальный комитет солидарности с бастующими, в который наряду с коммунистами вошли представители других патриотических партий, всех профцентров страны, студенческих и других организаций. Забастовка окончилась победой рабочих.

Несмотря на успехи, в латиноамериканском рабочем движении возникали известные трудности. В некоторых странах засилье в профсоюзах обуржуазившейся бюрократии, превратившейся в составную часть правительственного аппарата, ослабляло активность рабочего класса, его способность к независимым действиям. Значительная часть новых контингентов пролетариата не была классово организована, что делало её уязвимой для влияния различного рода буржуазных и мелкобуржуазных политических течений.

Новый этап освободительного движения в Латинской Америке характеризовался пробуждением к активной политической жизни трудящихся масс деревни. Большую роль в радикализации настроений сельских трудящихся сыграла Кубинская революция, её аграрные преобразования, не только изменившие структуру сельскохозяйственного производства, но и облик кубинской деревни, коренным образом улучшившие жизнь кубинских крестьян. В мае 1961 в Чили состоялся конгресс трудящихся масс деревни, на котором была создана Федерация крестьян и индейцев Чили, сыгравшая большую роль в мобилизации сельских трудящихся на борьбу за аграрные преобразования. Такие же организации были созданы в этот период в Перу (Национальная конфедерация крестьян и янаконов), Эквадоре (Федерация индейцев Эквадора), Мексике (Независимый крестьянский центр). В Перу и некоторых других государствах крестьяне захватывали помещичьи земли. Важным шагом на пути к консолидации трудящихся Бразилии стал 1-й Национальный съезд крестьян и сельскохозяйственных рабочих в ноябре 1961 в Белу-Оризонти. В декларации съезда подчёркивалась необходимость проведения радикальной аграрной реформы. Национальная крестьянская ассамблея Коста-Рики (1960) одобрила проект радикальной аграрной реформы, приняла резолюцию солидарности с революционной Кубой. Однако выступления сельских трудящихся нередко носили стихийный и разобщённый характер, значительная часть сельских тружеников была политически пассивна или находилась под влиянием реакционных сил. В некоторых странах (особенно в Бразилии) часть руководителей крестьянских организаций выдвигала лозунг «особой революционности крестьянства», выступала против сотрудничества с рабочим классом, противопоставляла «обуржуазившийся» город «пролетарской» деревне.

Возросла активность прогрессивной интеллигенции, студенчества, служащих, связывавших свои идеалы и устремления с рабочим классом. Часть студенчества, молодёжи, стремясь форсировать революционные процессы, механически пыталась применить опыт Кубинской революции к условиям других латиноамериканских стран, создавала партизанские отряды, которые действовали в неблагоприятных условиях и гибли под ударами правительственных карательных войск.

Среди части средних слоев, особенно их верхушечных группировок, усилились реформистские, право-оппортунистические настроения. Национал-реформистские партии (Демократическое действие в Венесуэле, апристы в Перу и др.) выступали с претензией на создание «действенной» альтернативы «насильственной», марксистско-ленинской революции. В Венесуэле и некоторых других странах национал-реформистам удалось утвердиться у власти. С помощью национал-реформистских партий, различных группировок местной буржуазии правящие круги США рассчитывали реализовать в известной мере выдвинутую ими весной 1961 под лозунгом «мирной регулируемой революции» программу «Союз ради прогресса». Эта программа была направлена на то, чтобы нейтрализовать влияние Кубинской революции в Латинской Америке, противодействовать революционным переменам, усилить зависимость стран Латинской Америки от США путём предоставления им на определённых условиях в течение 10 лет 2 млрд. долл. ежегодно и расширения социальной базы империалистического господства в Латинской Америке с помощью верхушечных социально-экономических реформ. Инициаторы программы «Союз ради прогресса» рассчитывали также и на противодействующие революционным переменам силы внутри латиноамериканских стран, в частности на христианско-демократические партии, которые в начале 60-х гг. активизировали свою деятельность. Чилийские христианские демократы выдвинули лозунг «Революция в условиях свободы», принятый на вооружение многими христианско-демократическими партиями. Реформистская сущность этого лозунга мало чем отличалась от социальной направленности программы «Союз ради прогресса».

Вскоре после одобрения программы «Союз ради прогресса» начали проводиться в ряде стран (Венесуэла, Колумбия, Гондурас, Сальвадор, Эквадор и др.) социально-экономические реформы. Центральное место среди них занимала аграрная реформа, имевшая целью перестроить крупное частное землевладение на более современный капиталистический лад, Создать слой зажиточного фермерского крестьянства. В некоторых странах (Венесуэла, Колумбия) правящим кругам удалось в определённой степени достичь своих ближайших целей — ослабить крестьянское движение, внести раскол в организации сельских трудящихся.

Политика американского империализма, направленная на осуществление политики «Союз ради прогресса», подверглась резкой критике со стороны левых, революционных сил. На планы капиталистической модернизации революционные, антиимпериалистические силы ответили борьбой за такие преобразования, которые могли бы создать благоприятные условия для глубоких изменений социально-экономических, политических структур латиноамериканских стран.

Обострение классовой борьбы в латиноамериканских странах свидетельствовало об ошибочности расчётов идеологов «Союза ради прогресса» ослабить социальную напряжённость в Латинской Америке, ликвидировать результаты освободительного движения. Постепенно стала выявляться и экономическая неэффективность программы «Союз ради прогресса», неуклонно рос внешний долг стран Латинской Америки, обострялась проблема экспорта. В таких крупных странах, как Бразилия и Аргентина, в самый разгар кампании в пользу «мирной регулируемой революции» усилились выступления трудящихся масс, которые требовали превратить демократию в подлинное орудие социального прогресса. В Аргентине в 1962 бастовало 12 млн. человек, во всеобщей забастовке в мае 1963 участвовало 7 млн. трудящихся. В Бразилии в забастовке в Сан-Паулу в октябре 1963 участвовало 700 тыс. человек В некоторых странах произошли государственные военные перевороты. Эти перевороты имели различный характер. В одних странах (например, в Эквадоре в 1963) с помощью военных режимов США надеялись осуществить общественную модернизацию сверху, нейтрализовав сопротивление ультраправых группировок, одновременно нанося главный удар по левым силам.

В других странах (в 1963 в Гондурасе, Гватемале, Доминиканской Республике) установление военных режимов свидетельствовало о желании олигархических группировок воспрепятствовать осуществлению даже урезанных социальных преобразований. Приход к власти военных режимов в Бразилии (1964) и Аргентине (1966) отражал стремление консервативно настроенных группировок прервать революционно-освободительные процессы в этих странах. Военные режимы встали на путь модернизации политических и экономических структур путём использования политики государственно-монополистического капитализма с помощью межнациональных корпораций, ликвидируя социальные и политические завоевания трудящихся масс. В связи с кризисом политики «Союз ради прогресса» правящие круги США провозгласили «жёсткий курс» в отношении стран Латинской Америки. Во время восстания в Доминиканской Республике в апреле 1965 США, в нарушение устава ООН и норм международного права, осуществили открытую вооруженную интервенцию, чтобы воспрепятствовать победе демократических сил (см. Конституционалистов восстание и интервенция США в Доминиканской Республике). Стремясь превратить вооруженные силы латиноамериканских стран в карательные отряды по подавлению борьбы народных масс, правящие круги США и некоторых стран Латинской Америки приступили к их перестройке, создавая, в частности, «противопартизанские» соединения, широко пропагандируя доктрины «внутреннего фронта», «противопартизанской войны».

Однако ни реформистскими акциями, ни методами насильственного подавления освободительного движения империализму и олигархическим режимам Латинской Америки не удалось снять социальную напряжённость, дезориентировать борцов против империализма и расколоть их ряды. К концу 60-х гг. революционные, антиимпериалистические процессы приобретали всё большую глубину и размах, обогащались новыми чертами.

В одних странах (Венесуэла, Мексика), где правящие круги путём реформистской политики стремились не допустить забастовочного движения, рабочему классу удавалось наполнить легальные формы борьбы (например, за заключение коллективных договоров) боевым, классовым содержанием. В других (Уругвай, Чили) — рабочий класс использовал забастовочное движение для укрепления своих классовых профсоюзных организаций, расширил сотрудничество с другими трудовыми слоями населения. Народный конгресс Уругвая (август 1965, Монтивидео), в котором участвовали представители профсоюзов, студенчества, массовых демократических организаций, принял резолюцию с требованием глубоких преобразований (аграрные реформы, национализации внешней торговли, важнейших предприятий, банков, проведения независимой внешней политики).

Большая заслуга в руководстве движением трудящихся масс, в организации их отпора наступлению реакции и на этом этапе принадлежала коммунистическим и рабочим партиям. В борьбе с идеологическим наступлением империализма, а также с право- и левооппортунистическими уклонами коммунисты творчески разрабатывали проблемы рабочего, антиимпериалистического движения, определяя свою стратегию и тактику в соответствии с реальным соотношением классовых сил и национальными особенностями своих стран, учитывая, что направленность революционной антиимпериалистической борьбы, в странах Латинской Америки определяется главным содержанием эпохи — переходом от капитализма к социализму во всемирном масштабе. Существенную помощь латиноамериканским коммунистам оказали Международные совещания коммунистических и рабочих партий (Москва, 1957, 1960, 1969), выработавшие важные документы.

Начавшаяся во всём мире в 1950-х гг. научно-техническая революция коснулась и Латинской Америки. Она привела к известным социальным сдвигам, в частности к усилению концентрации пролетариата на крупных предприятиях, росту его профессионального уровня, расширению социального состава пролетариата. Однако при общем росте рабочего класса (в 1960-е гг. с 30—32 млн. до 38—40 млн. человек) достаточно велика была к концу 1960-х гг. доля ремесленно-мануфактурного пролетариата, работавшего в мелких мастерских, плантационных сельскохозяйственных рабочих и рабочих в сфере торговли и обслуживания (см. раздел Население, Экономически активное население). Фабрично-заводское ядро пролетариата составляло примерно 1/3 общей численности рабочего класса Латинской Америки. Наибольший процент фабрично-заводского пролетариата приходился на страны с развитым фабричным производством (Аргентина, Бразилия, Колумбия, Мексика, Чили).

Развитие капитализма вглубь привело также к обуржуазиванию латифундистов, изменению социальной структуры деревни. В сельском хозяйстве капиталистических стран региона наряду с сохранением полуфеодальных форм зависимости росла пролетаризация основной массы крестьянства и шло превращение зажиточной верхушки крестьянства с помощью государственно-буржуазного стимулирования в фермерство. Эти процессы стали особенно ощутимы к концу 60-х гг. Борьба с латифундизмом приобрела новую направленность. Она стала борьбой не только против старых, ещё существующих, но уже не господствующих докапиталистических пережитков, а главным образом против самого капитализма, против всей его системы и начала всё теснее увязываться с борьбой за углубление революционного процесса в Латинской Америке.

Существенные изменения происходили в настроениях и позициях средних слоев городского населения (прежде всего интеллигенции, студенчества, государственных служащих). Усилилось их сближение с рабочим классом. Однако часть средних слоев занимала консервативные позиции, что облегчало правым силам проведение подрывной деятельности против освободительного движения. Менялись структура и позиции различных социальных групп. Часть местной крупной буржуазии в Аргентине, Бразилии, Колумбии, Мексике, Уругвае, Чили, в рядах которой проявлялись монополистические тенденции, тяготела к сотрудничеству с империализмом. Вместе с тем заинтересованность этой части буржуазии в укреплении своих позиций на национальных рынках Латинской Америки в целом порождала её противоречия с иностранным капиталом. Мелкая и средняя буржуазия города и деревни, сосредоточившая в своих руках не менее 80—90% всех предприятий, после победы социалистической революции на Кубе, заняла более правые позиции, что обусловливалось, в свою очередь, зависимостью этой части буржуазии от иностранных монополий и крупной местной буржуазии. Но ущемление её экономических интересов империализмом и крупной местной буржуазией побуждало её к участию в мероприятиях, направленных к защите национального суверенитета (в проведении ряда реформ, в том числе антилатифундистского характера, национализации иностранных компаний и т. д.).

Характерной чертой общественной жизни в конце 60-х гг. стало возникновение прогрессивного течения в вооруженных силах. Этому способствовала демократизация офицерского состава, ряды которого пополнились выходцами из трудовых средних слоев населения. Военные начали понимать всю неблаговидность своего участия в так называемых антипартизанских, антиподрывных действиях, под прикрытием которых происходила расправа с патриотическими силами. Этому пониманию способствовало также изучение с патриотических позиций проблем национальной действительности в военно-исследовательских центрах. Среди части военных усилился интерес к идеям научного социализма, к политике Советского Союза и других социалистических стран. Более активное участие военных в различных сферах экономической жизни позволило им глубже познакомиться с механизмом империалистического угнетения и осознать необходимость плановых начал в управлении страной.

Важные процессы происходили и в латиноамериканской католической церкви. Среди священнослужителей возникли левые течения, представители которых выступали за сотрудничество с прогрессивными силами в борьбе за радикальные социальные преобразования, за освобождение латиноамериканских стран из-под гнёта империализма. Эти изменения приобрели большое значение потому, что Латинская Америка является самым «католическим» районом мира (свыше 34% католиков мира). Сдвиги влево происходили и в политических партиях. Реформистской модели «революции в условиях свободы» противопоставлялись революционные, радикальные методы решения социально-экономических проблем, что приводило к расколу в христианско-демократических партиях (в Чили и некоторых других латиноамериканских странах), к возникновению левых объединений и оказывало влияние на партии и объединения национал-реформистского толка. Так, неоднократные расколы имели место в венесуэльской партии Демократическое действие, из которой вышли группировки, выступавшие за более решительную борьбу против империализма и местной реакции. Сдвиги влево произошли в чилийской Радикальной партии, а также в других чилийских партиях и объединениях. В то же время во многих латиноамериканских странах появились различные левацкие и «ультралевые» группировки, претендовавшие на руководящую роль в освободительном движении. Одним из них был свойствен нигилизм в отношении рабочего класса под предлогом его «обуржуазивания», другие же выступали против социальных союзов под лозунгом «пролетарского авангардизма», толкали рабочий класс на путь его изоляции от союзников.

Революционные, освободительные процессы приобретали в Латинской Америке всё большую глубину и размах. В Панаме в октябре 1968 к власти пришли патриотически настроенные военные во главе с генералом О. Торрихосом Эррерой. Были осуществлены мероприятия по упрочению государственного сектора промышленности, проведению аграрной и налоговой реформ в пользу трудовых слоев населения и другие меры, направленные на улучшение положения трудящихся. Деятельность правительства встретила растущую поддержку трудящихся.

В Перу в октябре 1968 в результате государственного переворота к власти пришли патриотически настроенные военные и создали Революционное правительство вооруженных сил. В стране начался революционный процесс, принявший антиимпериалистический и антиолигархический характер: осуществлялись преобразования в социально-экономической и политической областях, национализировались нефтепромыслы, находившиеся в руках иностранных монополий, и некоторые горнорудные предприятия.

В конце 60-х гг. вновь усилилось (после некоторого его спада) забастовочное движение. В Аргентине в 1969 в забастовках участвовало 14 млн. человек (в 1968 около 12 млн.). Наряду с рабочим классом и студенчеством бастовали и другие слои населения. В Уругвае рабочие выдвинули по призыву Национального конвента трудящихся широкую программу экономических и социальных требований, выступили за принятие эффективных мер борьбы против иностранных монополий. В Сальвадоре, где до конца 60-х гг. было относительное затишье, в 1969 начались забастовки. Активизировалось рабочее движение в Перу, где в 1968 была создана Всеобщая конфедерация трудящихся Перу.

Усилились контакты рабочих в континентальном масштабе. В апреле — мае 1969 в Чили состоялась 2-я Латиноамериканская конференция профсоюзов металлургической, электрической и электронной промышленности, в которой участвовали делегаты Аргентины, Колумбии, Бразилии, Венесуэлы, Перу, Уругвая, Чили. В октябре 1970 в Перу собрался 1-й Латиноамериканский конгресс трудящихся строительной и деревообрабатывающей промышленности с участием представителей профсоюзов Аргентины, Боливии, Бразилии, Доминиканской Республики, Колумбии, Коста-Рики, Никарагуа, Панамы, Перу, Уругвая, Чили и Эквадора. В феврале 1972 в Каракасе (Венесуэла) была созвана 1-я конференция трудящихся-нефтяников Американского континента, в мае 1973 в Боготе (Колумбия) состоялся конгресс трудящихся текстильной, швейной и кожевенно-обувной промышленности, собравший представителей 13 стран региона. Латиноамериканский профсоюзный центр трудящихся, принявший на 6-м съезде (ноябрь 1971) антиимпериалистическую программу действий, усилил контакты с Постоянным конгрессом профсоюзного единства трудящихся Латинской Америки. В рядах ОРИТ обострилась борьба различных тенденций. В 1970 Национальная конфедерация трудящихся Бразилии приняла решение о выходе из ОРИТ.. Процессы радикализации и отход от официальных установок правого руководства ОРИТ усилились также и в профцентрах Венесуэлы, Мексики, Колумбии. Активную деятельность в борьбе за единство рабочего класса развернул Постоянный конгресс профсоюзного единства трудящихся Латинской Америки.

В деревне старые рамки общедемократического антилатифундистского движения стали недостаточными для развития более глубокого, радикального движения эксплуатируемых слоев во главе с сельским пролетариатом. 1-я Латиноамериканская конференция (август 1971, Сантьяго) крестьян и сельского пролетариата по вопросам аграрной реформы отметила, что аграрный вопрос не может быть решён изолированно, вне связи с другими социальными преобразованиями, и выступила за союз с рабочим классом, студенчеством и всеми прогрессивными силами континента.

В конце 60-х — начале 70-х гг. активизировалось движение средних слоев населения, наибольшим политическим динамизмом отличались выступления прогрессивной интеллигенции, некоторых групп служащих и особенно студенчества. На 4-м конгрессе студентов (Гавана, 1966) был создан Постоянный секретариат для координации деятельности прогрессивных студенческих организаций. Вовлечение студенчества в освободительное движение оказало влияние на студенческие организации, в рядах которых происходила острая политическая борьба.

Всё более многочисленные группы рядовых священнослужителей (Колумбия, Перу, Аргентина) выступали за глубокие социальные преобразования, нередко участвовали в борьбе трудящихся. Даже среди представителей высшей католической иерархии наблюдался радикальный поворот к нуждам народных масс. вторая Генеральная ассамблея Латиноамериканского совета епископов в г. Медельин (Колумбия, август — сентябрь 1968) признала неотложную необходимость глубоких социальных перемен в Латинской Америке. Наиболее радикально настроенные служители церковного культа открыто выступали против «официальной» церкви, ратуя за её радикальное обновление путём возвращения к принципам раннего христианства. С такими лозунгами выступали приверженцы «молодой церкви» в Чили, латиноамериканского Движения имени Камило Торреса. В их взглядах чувствовалось влияние идей мелкобуржуазного революционаризма, что во многом сближало представителей этого течения с «ультралевыми» группировками.

В конце 60-х гг. начала отчётливо проявляться тенденция к созданию широких антиимпериалистических коалиций, которые в отличие от такого рода объединений конца 50-х — начала 60-х гг. ставили более глубокие цели и задачи и объединяли более широкие слои населения. В Чили в 1969 был создан блок Народное единство, в который входили Коммунистическая, Социалистическая, Радикальная партии, а также Социал-демократическая, Движение единого народного действия и Независимое народное действие (последние 3 партии возникли в 1966—69 из мелкобуржуазных групп, отколовшихся от Христианско-демократической и других мелкобуржуазных партий). Блок Народное единство представлял интересы как рабочего класса и крестьянства, так и средних слоев городского населения. Он выдвинул программу, предусматривавшую перестройку на демократической основе органов государственной власти, национализацию природных богатств, банков, внешней торговли, крупных монополий, ускорение и углубление аграрной реформы. Приход к власти в 1970 правительства Народного единства во главе с С. Альенде открывал благоприятные возможности для проведения этой программы в жизнь. В начале 1971 в Уругвае был создан Широкий фронт; в него вошли Коммунистическая партия, Левый фронт освобождения, Христианско-демократическая и Социалистическая партии, ряд других политических группировок и объединений. Фронт, опираясь на поддержку Национального Конвента трудящихся и других массовых объединений, выступил за осуществление программы социально-экономических преобразований и независимой внешней политики. В Венесуэле при активном участии коммунистов возникла в 1970 антиимпериалистическая коалиция под названием Новая сила. В Колумбии в 1972 был создан Национальный союз оппозиции, объединивший Коммунистическую партию Колумбии, различные течения мелкобуржуазных партии Народный национальный альянс, некоторые левые группировки, а также представителей ряда профсоюзных и рабочих организаций. Программа фронта предусматривала национализацию земель и природных богатств, проведение эффективной и демократической аграрной реформы, государственный контроль над деятельностью монополий, осуществление независимой внешней политики и др. Все эти коалиции были созданы на межпартийной основе, при активной поддержке профсоюзных и других массовых организаций.

Процесс разрядки напряжённости, неуклонно развивающийся в мире, успехи политики мирного сосуществования государств с различным общественным строем, ставшие возможными благодаря изменению соотношения сил на мировой арене в пользу дела мира, социализма, национального освобождения, создали условия для успешной борьбы народов Латинской Америки за укрепление национального суверенитета, экономическую самостоятельность, демократию и социальный прогресс. Патриотическое правительство Панамы, опираясь на поддержку прогрессивных сил всего мира, подняло на более высокий уровень борьбу за возвращение зоны канала, за ликвидацию военных баз в этом районе. В сентябре 1977 были подписаны два американо-панамских договора, предусматривающие восстановление к 2000 году суверенитета панамского государства над зоной канала; этими договорами денонсируются все прежние договоры и соглашения между Панамой и США о канале, ликвидируется зона канала, который передаётся Панаме. Победой принципов мирного сосуществования в Западном полушарии явился прорыв экономической и дипломатической блокады социалистической Кубы, организованной империализмом США после победы Кубинской революции. К концу 1975 с Кубой поддерживали дипломатические отношения 96 государств. В укреплении международного положения Кубы важное значение имело её сотрудничество с Советским Союзом и другими социалистическими странами, разносторонняя помощь кубинскому народу со стороны советского и других народов. В Латинской Америке усилился процесс укрепления региональных и субрегиональных организаций, направленный на завоевание латиноамерикан


Энциклопедический справочник «Латинская Америка». - М.: Советская Энциклопедия. . 1979-1982.


Поделиться ссылкой на выделенное

Прямая ссылка:
Нажмите правой клавишей мыши и выберите «Копировать ссылку»